Зина Парижева
 

Одним осенним вечером, когда дождь усиленно ударял по асфальту, делая его влажным и скользким, в тёплой и уютной комнате, не обращая внимания на погоду, стоящую за окном, спокойно расположились на роскошном диване малахитового цвета молодые мужчина и женщина. Парочка размеренно играла в карты; вероятно, в «Дурака».

- Ты проиграл. – улыбнулась женщина. На вид ей было лет двадцать пять. Короткие и волнистые волосы тиофосового[1] цвета красиво обрамляли её жемчужное лицо.

- Да… - ответил мужчина, задумавшись. Ему нельзя было дать больше двадцати семи лет.

- Ну так что, Виктус[2]? – продолжала улыбаться женщина.

- Абатта[3],.. – хотел он, видимо, что-то ответить, но вместо этого лишь вздохнул. Он проиграл уже четвёртую игру подряд и успел привыкнуть к неудачам.

Виктус снял рубашку, тем самым обнажив свой стройный торс. Абатта сделала вид, что это не вызвало у неё чувств. Сама она сидела без одной серёжки и туфель. На Виктусе же оставались только брюки и, соответственно, то, что под ними.

- Сдавай. – промолвила, подождав, Абатта, скрывая своё любование собеседником.

Началась новая партия, а вместе с тем – неприятности женщины. Виктус стал наконец побеждать, чему очень обрадовался, но продолжал думать об эфемерности этой победы. Внешне он казался спокойным и «побеждённым», но внутренне в нём кипела истинная злоба. Как такой далеко не глупый мужчина может проигрывать девчонке? А она ещё и улыбается… И всё же победа в новой партии внесла в Виктуса уверенность.

Абатта ко всему относилась несерьёзно. Карточные игры не были исключением. Но проигрыш возмутил её, ведь череда побед до этого так нагрела её самолюбие, что Абатта больше не верила в возможные неудачи. Она чувствовала себя королевой, и это ослепило её.

- Твоя очередь. – улыбнулся на этот раз Виктус.

Но Абатта не торопилась раздеваться.

Под конец молодая женщина всё же сняла серёжку с правой мочки и с недовольным видом положила её на журнальный столик.

- Дурак! – не выдержала она.

- По-моему, в этот раз ты дура. – вновь улыбнулся мужчина.

Абатта отвернулась, ожидая следующей игры, совершенно забыв правила.

- Сдавай. – сказал Виктус, высматривая за волосами лицо знакомой.

Женщина повернулась, и мужчина наконец увидел то, что и хотел увидеть: стыд и негодование.

***

И вот. Очередная партия была кончена. На этот раз Абатта, покрывшись лёгким румянцем, спустила чёрные колготки, продемонстрировав товарищу свои белоснежные ножки, чему Виктус был вполне рад, хоть и не показывал виду, оставаясь строгим и холодным.

Прошло восемь лет с того момента, как Абатта и Виктус впервые заговорили друг с другом. Это было ещё во времена их совместного обучения школы. А ведь Абатте всего лишь и стоило заговорить с мальчиком, который два года учился с ней в одном классе. И, по началу робея, девочка нашла общий язык с давно не новеньким учеником, показавшимся ей привлекательным. Они были ровесниками, но, несмотря на это, Виктус всегда выглядел немного старше. Закадычными друзьями назвать парочку было нельзя, а вот хорошими приятелями – вполне. Но время летит, и два школьника теперь превратились во взрослых мужчину и женщину.

- Красивые ноги. – проговорил Виктус, чем премного удивил Абатту; мужчина всегда критиковал и никогда не говорил ничего лестного.

- Спасибо. – оставалось ответить прелестнице.

Снова игра, и снова Абатте пришлось сдавать карты.

Теперь Абатта не знала: что же снять. На женщине оставались тёмно-коричневая юбка, а также бромадиолоновая[4] блузка. Наконец, красавица выбрала меркаптофосовую[5] юбку. Сложившаяся ситуация перестала казаться забавной, как это было изначально. Теперь скромная женщина сгорала от стыда и из-за положения полуобнажённой женщины, усугубляющегося каждую четверть часа (а для кого-то улучшающегося), и из-за собственной глупости, в равной степени продемонстрированных давнему знакомому. Таким образом, Абатта сидела, время от времени беспокойно поправляя блузку, чтобы та хотя бы частично скрывала трусы хадроничевого[6] цвета. Это зрелище изрядно смешило Виктуса.

…Но последующий проигрыш Абатта стерпеть не могла.

- Всё. Повеселились, и хватит. Я пойду домой. – произнесла она в порыве возмущения и обиды, однако не истерически, а с привычными для неё чёткостью и рассудительностью; так, что никто бы не посмел возразить (если бы в комнате находился ещё кто-то, помимо известных нам личностей).

- Куда же ты? Мы же ещё не доиграли. – ответил Виктус, не желая отпускать соперницу в игре и подругу в жизни.

- Хочешь, чтобы я полностью разделась? – сказала, будто прочитав мысли бывшего одноклассника, Абатта.

- Было бы неплохо. – произнёс как бы в шутку Виктус. Но и ему самому, и Абатте было предельно ясно, что это совсем не шутка.

- Дурак!

Больше сказать ей было нечего. Абатта начала собирать вещи с журнального столика, но на секунду задумалась, чем воспользовался мужчина.

- Ты ещё можешь отыграться. – молвил, словно не слышав ответа женщины, Виктус. – На мне только брюки и трусы. Да и зачем так расстраиваться? Это же только игра. Подумаешь…

Женщина поколебалась.

- Ну ладно. Я выиграю, не беспокойся. – после недолгих раздумий заключила она.

- Не сомневаюсь. – ухмыльнулся Виктус, оставив за собой последнее слово.

Далее – ещё игра. Всё тот же «Дурак». И всё та же «дура» сдаёт карты.

***

- Нет! Мы же всё-таки друзья! Я стесняюсь! Всё. Я не буду. – проносилась тирада из уст прекрасной женщины, для которой всё было таким «несерьёзным».

- Если мы действительно друзья, то зачем стесняться? – резонно заметил Виктус. – Снимай. Или сдаёшься?

- Нет, не сдаюсь. – заробела Абатта. – Отвернись.

- Господи. – вздохнул Виктус, но удовлетворил просьбу проигравшей.

Абатта резко сняла блузку, оставшись лишь в нижнем белье.

Когда Виктус обернулся, женщина прикрывала тело руками, глядя на друга, как загнанная газель на льва. Мужчину эта реакция позабавила, и он не упустил возможности, проговорив «Господи», но уже с ноткой насмешки.

Несмотря на «риск», Абатта не переставала проявлять упорство, а может и упрямство, и последующая игра состоялась.

***

- Хочешь немного вина? – спросил посередине партии Виктус, из-за карточного веера поглядывая на подругу. – Раздеваться будет проще, а лишаться невинности – не так больно. - добавил он с издёвкой.

Женщина приподняла голову и посмотрела в глаза вопрошающего.

- В таком случае, это тебе следует выпить. – не уступала она.

- Хорошо. Я и не против, раз уж честно.

- А про то, что «не так больно» - это миф. – перебила его Абатта.

- Ну, не мне судить… - не переставал он показывать свою красивую улыбку.

***

- Ха-ха-ха

- Не смейся.

- Ха-ха-ха, и кто из нас проигравший?

- …

- …Ха-ха-ха. Ну ладно, продолжай свой стриптиз; я жду. – проговорил мужчина, подперев рукой подбородок и смотря в упор на неудачницу.

- Нет. Я пошла.

- Нет.

- Это ещё почему?

- Ты проиграла. Выполняй условие.

- Не буду. – сказала Абатта и направилась к двери.

Виктус ринулся за ней. Преградив молодой красивой женщине дорогу, он заставил её волноваться ещё больше.

- Отойди. – только и оставалось произнести ей.

Но мужчина не отходил.

Абатта повторила своё требование более приказным тоном.

Виктус не шелохнулся.

- Тебе помочь? – с улыбкой промолвил он спустя мгновение.

Абатта растерянно стояла, так ничего и не ответив.

Они смотрели друг на друга так, как будто ожидали действий со стороны объекта наблюдения.

Идеальный, но волнующий момент тишины первым прервал Виктус. Он обнял прелестную знакомую и тяжестью своего тела уронил её на стоящий рядом насыщенно-зелёный диван. Встретив предсказываемое сопротивление со стороны давней подруги, а также громкое заявление собственного недовольства, мужчина закрыл нежный рот своей жертвы, а руки её распростёр поперёк дивана. Осознав, что преимущество в силе на стороне соперника, Абатта растворилась в процессе и отдалась мужчине, которого она, конечно, любила, но только как милого ей друга.

Виктус мечтал об этом все восемь долгих лет, в течение которых он пребывал приятелем, чья роль его не устраивала почти с самого начала. Наконец, грёзы переродились в реальность.

Абатта беспрекословно дарила Виктусу врождённую нежность, но в уголках её души играла песня спланированного будущего:

Горячие прикосновения друга

Разрушают мой безмятежный покой.

Закономерная наша разлука

Бесповоротна. А потому спешу я домой.

 

Не имеют значения больше слова.

Они пусты. За суть всегда говорили поступки.

Я плачу от счастья: вновь буду одна.

«Благодаря» тебе выпали мечи, а не кубки[7]

 

Ты сделал мне больно; обманул меня.

Несправедливо наложил крепкие руки на тело.

Так вот знай: я ненавижу тебя.

Я возвращаю всё то, что ранее было.

 

Кому можно верить в мире обмана?

Между нами инцест; ведь ты мне как брат.

Я плачу от горечи: глубокая рана.

Теперь посмотри на себя. И кто здесь дурак?

 

10.02.19 г.


[1] Тиофос - фосфорорганическое соединение, сложный эфир; представляет собой густую маслянистую жидкость тёмно-коричневого цвета с неприятным запахом. Тиофосовый – тёмно-коричневый (прим. автора).

[2] Мужское имя Ви́ктус (Victus) означает «проигравший, неудачливый, побеждённый» (от лат. «victus» - проигравший, побеждённый; прим. автора).

[3] Женское имя Аба́тта (Abatta) означает «сбитая с праведного пути» (от фр. «abattait» - рубить, пилить, разрушить, сбить; также игра букв в слове «аббат»; прим. автора).

[4] Бромадиолон — яд от крыс и мышей, представляет собой вязкую прозрачную жидкость красного цвета, а потому «бромадиолоновый» значит красный (прим. автора).

[5] Меркаптофос — инсектицид, вязкая темно-коричневая жидкость. Поэтому меркаптофосовый – это тёмно-коричневый (прим. автора).

[6] Hadronyche (англ.) – разновидность чёрных пауков. Хадроничевый цвет – т.е. чёрный (прим. автора).

[7] Мечи и кубки - название мастей карт таро (в гадании мечи означают беды и несчастья, кубки – положительные моменты; прим. автора).

 

Скачать и читать здесь:

Недетские игры

Либо здесь:

Недетские игры (2)
Четверг, 21.01.2021, 04:56
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Copyright MyCorp © 2021
Используются технологии uCoz